Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Британская история ужасов: сожгли заживо

, 14 августа 2022
2 390
Распиаренная «Старая добрая Англия» на самом деле никакая не добрая. Это государство-паразит было бесчеловечно жестоко, прежде всего, к подконтрольному ему населению. Например, в 15 веке там казнили за 80 преступлений...

 

 

Британская история ужасов: сожженная заживо

Автор – Елена Чернова

Два вида казней издревле считались самыми жестокими в Британии. Первая – смерть через повешение, потрошение и четвертование, полагавшаяся за государственную измену. Сегодня мы поговорим о второй – сожжении заживо у столба.

Свидетельства о казни через сожжение в Англии появляются в XIII столетии, и, в отличие от многих других европейских стран, здесь такая кара полагалась вовсе не за ведьмовство. Законы менялись, и бывали времена, когда сжигали за изготовление фальшивых денег, но в основном так казнили еретиков (независимо от пола) и женщин, виновных в государственной измене или так называемых petty treasons. Что же это такое?

Преступления лояльности

Petty treasons, то есть малые измены (их также именовали преступлениями лояльности), – довольно специфическая часть английского права. К таким изменам относили три вида преступлений: убийство мужа женой, убийство хозяина слугой и убийство прелата рядовым священником. Примечательно, что убийство жены мужем считалось не малой изменой, а обычным убийством, за которое полагалась куда менее мучительная казнь.

Существовали два вида наказаний за малую измену: повешение для мужчин и сожжение заживо у столба для женщин. И если мужская казнь мало отличалась от той, что причиталась за обычное убийство, то убившая своего мужа женщина умирала очень медленной и страшной смертью. И с этой печальной историей об английском семейном праве мы познакомимся через биографию Кэтрин Хэйс – последней женщины, заживо сожженной в Англии.

Плохое начало

Родилась Кэтрин в 1690 году неподалеку от Бирмингема в бедной семье. Девочка очень рано начала вести вольный образ жизни, а в четырнадцать лет покинула деревню и стала сначала профессиональной проституткой, а затем официальной содержанкой сразу у целой группы молодых офицеров при воинской части.

Позже Кэтрин устроилась работать в Уорикшире – нанялась прислугой в дом местного фермера, где быстро обзавелась плохой репутацией и незаконнорожденным младенцем. Когда фермер обнаружил, что на служанке тайком женился его старший сын Джон, он пришел в ужас, но делать что-то было уже поздно. Молодые супруги какое-то время жили на ферме, а потом перебрались в Лондон. Там Джон Хэйс вскоре стал очень успешным торговцем, а затем и закладчиком – содержателем ломбарда. Тем не менее добра не вышло: Кэтрин отличалась распущенностью и склочным характером, а Джон – привычкой люто бить домашних.

Живого места нет

Надо сказать, в ту пору домашнее насилие часто приводило к еще большей беде. До XIX века браки и разводы относились к юрисдикции церковного суда, а в нем разводы были великой редкостью. Иногда церковный суд мог аннулировать брак, признав его недействительным, но это тоже случалось нечасто и только по особым поводам, вроде случайно обнаружившегося между супругами кровного родства. Побои и истязания поводом для развода не считались (и, кстати, для лишения родительских прав тоже) – более того, они никак не преследовались законом и ничем не ограничивались. Наказывали за них только в том случае, если кого-то забивали насмерть. Тогда виновника судили за убийство и обычно вешали без лишних слов.

В результате миллионы английских женщин и детей перманентно находились в состоянии избитости до полусмерти (с сотрясением мозга и сломанными костями), а также сильного истощения (морить домашних голодом закон тоже не запрещал, пока все живы). Из этой ситуации зачастую не было другого спасения, кроме смерти, и женские и детские самоубийства были вплоть до XIX столетия обычным делом.

Соответственно, ситуация, когда жену обвиняли в убийстве мужа, тоже не была большой редкостью. Кто-то из подследственных избавлялся от спутника жизни, устав от издевательств или защищая детей, кто-то – желая вступить в брак с кем-то еще, а кто-то – ради возможности унаследовать имущество. Кэтрин Хэйс руководствовалась несколькими причинами сразу, но до убийства она дозрела только в 1726 году.

Она организовала убийство

Хэйсы жили в своем доме на Оксфорд-стрит. Три комнаты на втором этаже они сдавали внаем, и в 1725 году там поселились два молодых человека: Томас Вуд и Томас Биллингс, оба родом из той же деревни, что и Джон Хэйс. Томас Биллингс был незаконнорожденным сыном Кэтрин – тем самым, которого она родила в девичестве и которого, по настоянию Джона Хэйса, перед свадьбой отдали на воспитание в другую семью.

Материнство, соседство и шестнадцатилетняя разница в возрасте не помешали Кэтрин вступить в любовную связь сразу с обоими ее постояльцами. Сделав это, она полгода всеми доступными способами уговаривала их убить ее мужа, обещая отдать им унаследованные от него деньги. Манипулировать Кэтрин умела, и любовники согласились. Они напоили Джона Хэйса допьяна и забили его насмерть топором. Затем уже втроем, в компании Кэтрин (в убийстве она предусмотрительно решила не участвовать), они расчленили тело, голову выкинули в Темзу где-то в Миллбанке, а остальное сбросили в пруд в Марилебоне.

Обнаружилось убийство случайно. Утром голову Джона Хэйса вынесло на берег в Вестминстере, ее подобрали, накололи на пику и поместили во дворе церкви Святой Маргарет для опознания, и в тот же день голову увидел и узнал один из деловых партнеров Хэйса. Стража на всякий случай арестовала всех живших в его доме: трех постояльцев и Кэтрин (ее застали в постели с Томасом Биллингсом), – а вскоре нашла и следы преступления.

Следствие ведут

После ареста Томас Вуд заболел в тюрьме и, почувствовав, что умирает, признался в совершении убийства и рассказал детали. Кэтрин же до последнего уверяла, что не знала о готовящемся преступлении. Когда ее допрашивали о причинах ненависти к мужу, она говорила о запретах посещать церковь, постоянных тяжких побоях и убийстве двух их новорожденных детей.