Геноцид
Войны

Шебекино – не склоняется! Как это было

Ирина Пичугина, 18 ноября 2023
Просмотров: 2572
Шебекино – не склоняется! Как это было
Из дневника очевидца. Бах-бах-бабах!!! Сердце оборвалось, мы вскочили, спросонья не понимая, что происходит. Перепонки в ушах лопались от гула и мощных разрывов. Мы, как по команде, подбежали к темному окну. Что это? Война?...

 

 

Шебекино – не склоняется! Как это было. Из дневника очевидца

Автор – Ирина Пичугина

Ирина Пичугина родилась в Перми. Окончила отделение английского и французского языков Московского государственного педагогического института иностранных языков им. Мориса Тореза (ныне лингвистический университет). Преподавала в Московском технологическом институте легкой промышленности (ныне Российский государственный университет им. А.Н. Косыгина), работала переводчиком в Академии наук СССР. Сейчас живет в Белгородской обл., в г. Шебекино, руководит предприятием по производству лаков и красок.

***

Февраль 2022 года

Бах-бах-бабах!!! Сердце оборвалось, мы вскочили, спросонья не понимая, что происходит. Перепонки в ушах лопались от гула и мощных разрывов. Мы, как по команде, подбежали к темному окну.

– Что это? Война?

В Таволжанке на фоне предутреннего зимнего неба светили отблески пламени – со стороны Мурома била артиллерия. Так в 5:30 утра 24 февраля 2022 года на наших глазах перевернулась еще одна страница Истории.

Весна 2022 года

Весна запоздала на месяц, но все же явилась. Загудел, задул шквальный ветер! И ветер событий!

Объявленная «перегруппировка» наших войск, их уход из-под Киева, Чернигова и Сум в апреле 2022 года не могла не отразиться на общем состоянии духа жителей Белгородской области. Все потрясены и раздосадованы. А объездная трасса у Шебекино по ночам опять полна ревом моторов, лязганьем и гудением шин. Перебрасывается техника. Что бы то ни было, но на душе тяжело. Приграничные села Шебекинского района, одно за другим, подвергаются минометным обстрелам. Есть жертвы среди мирного населения, разрушены или повреждены дома. Губернатор Гладков объявил временную эвакуацию жителей этих сел.

Как изменилась наша городская больница! Все въезды закрыты, стоят шлагбаумы с патрулем. Во дворе раскинулись палатки военного госпиталя, появились военврачи. И скорые... По улицам Шебекино, по объездной трассе к Белгороду – всюду спешат-летят машины. С сиренами и без, гражданские, военные, «буханки» защитного цвета с красным крестом на боку. Перекрестишь их вослед...

Лето 2022 года

Леса оделись в листву. Для пехоты пришла трудная пора. И рядом-то ничего не видно. Все чаще к нам привозят раненых бойцов, попавших под огонь украинских ДРГ. А тут, 3 июля, новости о доме в центре Белгорода, разрушенном обломками сбитой ракеты ВСУ. Три ракеты сбиты, но семья из пяти человек погибла, от частного дома осталось пепелище. ДРГ ВСУ стали смелее, подходят к нашей границе. Шебекино «прославилось» теперь не только макаронными изделиями – такими, с «птичкой». Наш город и окрестности понемногу становятся местом бесконечных бомбежек со стороны ВСУ, только ювелирная работа нашего ПВО не допустила пока массовых разрушений и жертв.

Каждый день сообщения об обстрелах – то таможенного пункта, в километре от нас, то уже предместий Шебекино.

Осень 2022 года

Пришел октябрь с его страшными минометными обстрелами, разрушением предприятий и подстанций, пожарами, гибелью людей, оповещениями о минах «лепесток», рассылками об обстрелах. Теперь и нам приходится иногда спускаться в подвал.

Сообщения о планомерном отступлении наших войск тут, прямо у нас под боком, оставление Купянска, Изюма, Волчанска!

И вот теперь Волчанск сдан, а Шебекино в одну ночь наполнилось несчастными, потерянными людьми. Какое унизительное слово – беженцы. Оно в один миг вырывает тебя из привычного круга жизни, лишает имущества, прав, покоя...

Администрация области среагировала мгновенно – лагерь беженцев размещен в пунктах временного проживания за сутки.

А у нас – ежедневные обстрелы ВСУ. Приграничные села уже в руинах. Возвращаться их жителям некуда. Наш губернатор издал указ о желтом уровне опасности в области. Это значит, занятий в школах не будет. Дети, да и учителя, с трудом переходят на дистанционное обучение.

Но все предприятия действуют. Выходить на работу страшно. Особенно, если крупный лакокрасочный завод на твоих глазах разбомблен, а пожар пожрал все, что было на производственной площадке. Дым закрыл полнеба и был виден за 40 км!

Каждый день проезжаешь мимо разбитого рынка, мимо обгорелых останков ТЦ, где погибли люди. Потрясенные жители города организовали мемориал памяти, несут цветы...

Враг бьет по подстанциям города и иным объектам, и тоже прицельно.

Вот тут нужно сказать благодарственное слово нашему коммунальному хозяйству. Все аварии – последствия прилетов – «залатываются» моментально. «Виват» нашим коммунальщикам! Но трижды «виват» нашему ПВО, делающему все, от него зависящее.

От домов отъезжают нагруженные легковые. Родители вывозят детей к родным, знакомым. Подальше от Шебекино.

Вот ночью в небе над лесом повисло переливающееся облако фейерверка, только это не фейерверк и не осветительный снаряд «люстра» – это фосфорный зажигательный боеприпас, запущенный с «той стороны» в поисках расположений наших частей. Лес там выгорел, еле потушили.

Для жителей исконно русского города Шебекино, его пригорода Новая Таволжанка, поселка Муром и ряда других населенных пунктов Белгородской области СВО уже стало полномасштабной войной, сродни Великой Отечественной.

1 июня 2023 года

Три утра – посыпались «Грады» ! Страшная канонада бьет по нервам и ушам. Хочется бежать одновременно во все стороны.

Хватаю смартфон – что там? В глаза бьет оповещение «километровыми» буквами: ШЕБЕКИНО, В УКРЫТИЯ!!!

Стены резонируют в такт ударам ВСУ.

Таков приграничный рассвет в Шебекино, Таволжанке, Графовке, Архангельском...

Три последних дня мая ВСУ страшно обстреливали город и районы. Тогда же городская администрация Шебекино спешно расформировала городскую больницу и больницу в Новой Таволжанке: лежачих вывезли в Белгород, остальных отпустили домой.

Сегодня, в ночь на 1 июня, начался огненный вал со стороны ВСУ. Он продолжался с 3-х ночи до 9-и утра практически безостановочно. Потом снаряды валились на Шебекино весь день с перерывами минут в 15. Под шквальным огнем жители бежали из города, прихватив только самое необходимое, а зачастую – и без него. Предприятия не эвакуировались, заблаговременно не увезли компьютеры и документацию. Даже администрация вывозила свои архивы уже под огнем противника.

В результате обстрелов первого июня один из лучших и богатых малых городов России, с бассейнами, ледовой ареной, дворцами культуры, школами искусств, множеством спортивных сооружений, новыми великолепно оборудованными парками с площадками для любого возраста, был порушен. ВСУ «Градами» били по центру города. Разрушены и повреждены многие строения, в т. ч. жилые дома. Выбиты окна и балконные двери, посечены фасады, крыши. Разрушены офисные и торговые площадки. Сгорели несколько магазинов и самое большое общежитие в центре города. Дороги и замощенные плиткой тротуары разворочены.

Прямо с утра город настрого закрыли для въезда. Интернета, электроэнергии и водоснабжения в городе и районах нет. Все четыре подстанции разбиты.

Шебекино – не склоняется! Как это было

Шебекино. 4-5 июля. Прилёт на рынок

2 июня

Белгород и окрестности переполнены беженцами. Известия неутешительные. Изгнанные из своих домов люди ночуют на спортивных аренах, на уставленных рядами походных кроватях, раздавленные мыслями и впечатлениями дня, прошедшего, прокатившегося прямо по ним.

Ночь-другая, а дальше? Где жить? Чем жить, если вдруг возвращаться будет некуда? Эти страшные мысли душат и не дают уснуть.

Ночью с трех часов опять по городу сериями била артиллерия. «Град» сыпал градом на дома, площади, улицы. И сейчас идет бой на границе, а она – всего в 1-2 км, слышны автоматные очереди. Пошла вторая волна мощного натиска врага!

3 июня

Порядок в закрытом городе поддерживают отряды казаков. В городе действуют охранные организации – государственные и ЧОПы. Принимаются меры против возможного мародерства. Люди в большинстве своем бежали из дома второпях, иные даже без документов, не говоря уж о вещах. Более всего ситуация в Шебекино напоминает недоброй памяти Чернобыль. Тогда было так же. На полуслове, полувздохе, недосказав, недоделав, жители как пчелиный рой вылетели из родных стен и в растерянности замирали гудящей массой в местах временного размещения, всем сердцем ожидая сигнала к возврату назад, в свой дом.

Но дома и предприятия, парки, сады и огороды враг безжалостно сносит с лица земли «Градом» своей ненависти.

Разрушены два предприятия по синтезу лаков, завод кормов для животных, уникальный завод по выращиванию искусственных драгоценных камней, пострадали механический завод, маслозавод...

4 июня

Вчера был сильный обстрел поселения Маслова Пристань. Там громыхало всю вторую половину дня, были видны дымы, шла информация о разрушениях, гибели жителей, раненых. Война шагает уже по нашей, российской, территории. Да, нога врага на ней не стоит, но методы ведения боевых действий приводят к ужасным для граждан последствиям.

Официально опубликовали список многоквартирных домов города Шебекино, пострадавших от обстрелов. Он огромен и ужасает. Но самое страшное, что он постоянно дополняется новыми пунктами. Сегодня интенсивность обстрела падает... С 850 снарядов в сутки до 370-500. Если поделить количество снарядов на площадь обстрела, то плотность огня будет выше, чем даже в Мариуполе.

5-6 июня

Прямо на Троицу произошло уже прямое вторжение на территорию России. ДРГ вырусей с очередным буквенным обозначением вошла-таки в пригород Шебекино – Новую Таволжанку. И, взяв в плен около десяти наших ребят – солдат и офицера, расположилась в церкви.

Бой с этой ДРГ вели мотострелки и вертолеты. Бандиты потребовали, предъявив пленных военнослужащих РФ, чтобы губернатор Гладков приехал забрать их лично, вот прямо в эту церковь и один. Только шестого июня в девять вечера поступило сообщение от губернатора, что ДРГ полностью изгнана за пределы России. А ночью и утром пошли сообщения о широком наступлении ВСУ по всему фронту: Запорожье, Угледар, фланги Артемовска...

7 июня

Как мы устроились? Все 60 тысяч людей, в один день бежавших из своих домов? По сообщениям губернатора Гладкова, в Шебекино осталось около 2,7 тысяч человек. В ПВР Белгорода – около 5 тысяч. Подавляющее большинство, около 50 тысяч, живут либо у родственников, либо у знакомых, либо снимают жилье.

Но официально эвакуация так и не объявлена.

Кто мы теперь? Как нас классифицировать? Лица, добровольно покинувшие свой родной дом и производства по исключительно личным соображениям? Сегодня мне официально ответили, что статус «беженец» нам не положен.

И въезжать в свой город и в свое жилье – не положено. Проезд закрыт по распоряжению губернатора. Официально, до конца июня. Враг крушит промышленный потенциал Белгородской области. Сегодня, 7 июня, после длительного обстрела мы наблюдали грибообразный черный дым, закрывший полнеба в промышленной зоне Шебекино. Горели лакокрасочные и химические предприятия. Одно из этих производств поражено уже в третий (!) раз.

12 июня

Губернатор опубликовал предварительные сводки о разрушениях жилфонда. Около 2000 частных домов и три полностью разбитые и сожженные многоэтажки по Шебекино и району. Свет, вода отсутствуют, связь есть, но без нужды телефон никто не включает: по сигналу от него можно, не приведи Господи, получить снаряд себе на голову.

Пошли первые выплаты.

14 июня

Выплаты по 10 000 рублей получили почти все эвакуированные работники нашего предприятия. Теперь нам переводят вторую выплату по 50 000 рублей на человека.

В Шебекино странно ощущаешь себя. Красивый город, весь в цветущих клумбах, синее-синее небо, солнце льется через леденцово-зеленую листву деревьев, воркуют горлицы, чирикают воробьи, ощущение сонного покоя. Но вздрагиваешь от холодного осознания – тут никого нет! Аура города горька. Жители ушли, оставив чашки с недопитым кофе на столе, не собрав вещи. Пустой город...